Якуб Колас – мне свой, свояк PDF Печать E-mail

Не поверите, совсем недавно рассекретил (и только для себя) свой школьный «Дневник». В толстенной общей тетради – мои откровения, признания, мечты. Вот одна из записей девятиклассника от 14 августа 1956 года. Пишу пером «звездочка», макая его в чернильницу, выводя буквы, как на уроке чистописания:

«Вчера, в 10 часов 20 минут, перестало биться сердце великого белорусского поэта и ученого Константина Михайловича Мицкевича (Якуба Коласа). От этой новости затрепетало мое сердце, еле не выскочило наружу. Так стало жалко этого дорогого для всего народа человека, что слезы сами по себе покатились из глаз. Сколько же славных книг написал Якуб Колас! Книги нашего поэта дошли до Пхеньяна, Варшавы, Праги. А мы на уроках разбираем по слову его стихи.

И вот нет Константина Михайловича. Да что я пишу. Он есть и вечно будет жить в сердцах людей. Дорогой, Константин Михайлович, примите же и мое последнее слова «Бывайте!».

якуб коласДля меня, школьника, смерть Поэта стала личной трагедией, горькой потерей. В «Дневник» я приклеил фото Якуба Коласа из газеты и красным, а не черным, чернилам нарисовал фигуристую рамку. Живи Поэт!

 

С тех далеких лет иду по жизни с книгами Якуба Коласа. И, кажется, что моя святая Мама была первой, кто вдохнул, в детскую душу Колосовы слова. Помню, сидим мы, дети, на печи, мелочь и постарше. Все притихли! Слушаем Мамин рассказ о том, как однажды хлопцы из деревни подбили Апанаса пойти ночью на кладбище…

Эту притчу, почти так, как рассказывала Мама, я прочитал однажды в книге Якуба Коласа «Другое чытанне для дзяцей беларусаў». Учебник напечатан в 1909 году. Маме тогда было одиннадцать лет. А брат ее отца Янка Янушевский ходил по деревням, учительствовал и мог иметь эту редкую книгу. По ней училась его племянница Маня, моя будущая Мама. На сердце легли ее давнишние слова: «Училась я, сынок, всего две зимы, когда снег лежал. А весной, летом, осенью дневали и ночевали на земельке. Потом добывали хлеб, не до ученья…»

Ну и память у Мамы! Две зимы училась, а через сорок лет нам, детям, рассказывала сказки, басни, стихи. И что удивительно – почти дословно, как в книге.

Маминых колыбельных не помню, не знаю.

А в читанке Коласа, из которой Мама рассказывала сказки, есть колыбельная песня. Ей-Богу, верю в то, что ее пела мне моя Мама:

Што цябе чакае, сын?

Што твая за доля?

Мо, як бацька, будзеш ліць

Пот ў чужое поле?..

А мо пойдзеш ў школу ты,

Будзеш чалавекам:

Без вучэння кепска жыць

Гэтым трудным векам!..

Сейчас, как в тумане, всплывают Мамины слова о том, что мы, Липские, если копнуть историю, в родстве с людьми знатными. Ее слова отозвались в памяти, когда сидел в архивах, составлял свою родословную. Она, как известно, вылилась в повесть «Я», а в переизданном варианте называется «Все мы – родня». И это действительно так. Мы, люди, как деревья в лесу, переплетены родственными корнями. Судите сами.

Архивы подтвердили, что двоюродный брат моей бабушки Прокседы Старжинской Пётр Филипович Старжинский женился на родной сестре известного академика, вице-президента АН БССР, председателя Инбелькульта Степана Михайловича Некрашевича. Значит, и я в некотором роде свояк такому знаковому ученому и политику Беларуси, как Степан Некрашевич. Но и это еще не все родословные тайны.

У Петра Старжинского и Натальи Некрашевич родилась дочь Софья. Та в замужестве с Владимиром Кулевским родила дочь Зорину. А Зорина стала первой женой старшего сына Якуба Коласа Данилы. От их брака дети – Елена и Андрей. Так кто теперь скажет, что мир людей не тесен? Кто усомнится, что мы все на Земле не родня? Не об этом ли думал Якуб Колас, когда писал свой стих «Я живу»?

Я зачарованы маўчу, стаю

У чарах цішыні і чарамі сагрэты,

І ў тон адзін з зямлёю я пяю,

І кожны міг сябе я пазнаю

Часцінкай злітаю вялкага сусвету.

В моей домашней библиотеке, на самом удобном месте, давненько живут четырнадцать академических томов сочинений народного поэта Беларуси Якуба Коласа. Они не гости здесь, а хозяева. Их я частенько беру в руки. С ними наслаждаюсь и нахожу ответы на вопросы вчерашнего и завтрашнего дня. Только читать Коласа надо неспешно, вдумчиво. Это кажется, что слог поэта прост, понятен, доходчив. Оттого и прост, что мудрен, глубок и идет от житейского опыта. От земли!

Вот читаю и в который раз перечитываю Коласову «Дрыгву» - про деда Талаша, про нашего умного, ловкого полешука-мужика. Как же красиво, образно выписан его портрет! Эта повесть – мастер-класс для всех нас, писателей. Учитесь замечать и видеть своих современников. Они то и есть живая история страны.

Третий том  увековечен автографом внука Якуба Коласа Юрки Мицкевича: «Машы Ліпскай і яе выдатнаму дзеду, 10.10.2005». Да, обаятельный и речительный Коласов родич принимал нас в Акинчицах. Кажется, не рассказывал, а пел оду родоводному гнезду, где будущий народный поэт набирался природной энергии.

Мне особо импонируют в творчестве Якуба Коласа его произведения для детей. Никто из классиков не уделил столько внимания малышам, как Колас. Его стихотворение о мальчике молом, которому «не сядзіцца ў хаце» знают, осмелюсь сказать ,все, кто упускает в душу белорусское слово. Дети любят “Міхасёвы прыгоды”, “Савося-распусніка”, “Рака-вусача”. В рейтинге детского чтения Коласовы народные сказки, его учебник «Другое чытанне для дзяцей беларусаў».

Задолго до юбилеев Янки Купалы и Якуба Коласа мы в «Вясёлцы» начали готовить детям подарки. Я написал для них книгу-повесть «Янкаў вянок», а поэт Микола Малявко – «Коласаў абярэг». Свои рассказы о народных поэтах мы подарили читателям детского журнала, которому сами посвятили десятки лет. И все мы почувствовали, как же нашим детям не хватает книг о их любимых писателях, о Родине, об истории Беларуси. Именно детям, которые идут на нами, которые очень быстро становятся на крыло, надо дать такие книги, которые помогли бы им до слез полюбить свою землю. Тогда им обязательно захочется сделать для нее что-то полезное. Этому неустанно учил великий сын нашего Отечества, народный поэт Якуб Колас.

Мне нравится в Коласе его, говоря на белорусском языке, сціпласць, годнасць, вернасць, надзейнасць во всем. Кажется, по Якубу Коласу можно судить, какие мы, белорусы, люди на планете Земля.

Одну черту поэта хочу подчеркнуть особенно. Однажды он получил письмо от учительницы Александры Романович, которая назвала его белорусским Шевченком. И вот его ответ ей 30 мая 1909 года:

«Меня, между прочим, по словам товарищей, называют другим Шевченком, белорусским, безусловно, хотелось бы этому верить, но как бы не вышло здесь ошибки. Быстрее всего меня путают с Янком Купалом».

Включаю радио. Поет ансамбль «Песняры»

Мой родны кут, як ты мне мілы!

Забыць цябе не маю сілы!..

Удивительно: эта мелодия берет за сердце и на родине Коласа, в Миколаевщине, и в моих умирающих Шелковичах, и в процветающем Минске.

А все почему?

Слова эти Поэт написал сердцем. Вот потому-то мы все, его почитатели, земляки, свояки, с трепетом впускаем мелодию в своё сердце.

Спасибо Вам, дядька Якуб!

Поклон Вам, Якуб Колас!

 

Владимир Липский

Публикация в журнале "Нёман",  2012 г.  № 11